Новый год решили отмечать у меня, так как я жил с матерью вдвоем, а мать уходила на новогоднюю ночь к своей подруге, где собиралась компания, таких же как и она за тридцать лет. Нас было семь человек, подростков, трое ребят и четверо девчонкой, все жившие в одном доме и учившиеся в одном классе. Заверив уходящую мою мать, что у нас нет ни какого спиртного кроме одной бутылки шампанского на семерых, мы сунули в морозильник три бутылки водки, как только за ней закрылась дверь. Встретили новый год, подурачились, потанцевали, стали уже разбредаться по укромным уголкам темной квартиры целоваться, как вдруг, загорелся свет в прихожей, возвращение моей раздраженной и пьяной матери было, как снег на голову. Она попыталась изобразить радостную улыбку на своем пьяном лице, когда поздравляла нас с новым годом, однако обида запавшая у неё на душе, сделала эти поздравления неестественными.
- Вы веселитесь, не обращайте на меня внимания, я сейчас уйду в Димкину комнату спать – натянуто говорила она.

Однако спать она не пошла, а присоединилась к нам за столом, сковав и разрушив нам все планы потискать своих одноклассниц. Стараясь как-то исправить ситуацию я с ребятами, решили что лучше будет если она совсем отрубится и уснет, поэтому когда она спросила, нет ли у нас чего покрепче шампанского, мы не стесняясь предложили ей водки. Но не так-то просто было отключить раздраженную женщину уже выпившую почти бутылку водки, она стала повествовать о своей обиде на подругу, которая увела у неё сегодня мужчину, от того то она и ушла из гостей, все это она рассказывала уже не раз и каждому. Девчонки стесненные присутствия моей матери вовсе сникли, а затем решили разойтись по домам, не смотря на то что время еще было только два часа новогодней ночи. Я со Славиком, отправился их провожать, а Кирилл остался с моей пьяной матерью, которому она в очередной раз рассказывала сколько она сделала добра для своей неблагодарной подруги. Проводив девчонок и попрощавшись со Славиком я вернулся домой и был ошарашен увиденным. Мой друг уже сидел с моей матерью на диване и страстно сосался с ней в губы, при этом его рука уже была у неё под юбкой, а её одна сисек была обнажена и выглядывала из расстегнутой блузки, в то время как сама мать рукой поглаживала на его ноге вздувшийся бугор напряженного члена.

- Кирилл, ты что сума сошел – обиженно и грозно произнес я, когда он заметив меня отпрянул от неё, а она только виновато и застенчиво мне улыбнулась посмотрев на меня пьяными глазами и стала застегивать блузку не заправив сиську в лифчик.
- Димон не обижайся она сама – проговорил он выходя ко мне в прихожую и шепотом добавил – давай её трахнем, она сама хочет этого.
- Теперь я вижу ты действительно сошел с ума, это же моя мать, а не наши одноклассницы – угрожающе посмотрел я на друга
Кирилл, покраснел и опустил глаза, а затем молча оделся и ушел, а мать все продолжала сидеть на диване раскачиваясь из стороны в сторону, что-то бормоча себе под нос. Я не обращая на неё внимание, убрал посуду со стола, так как был зол на неё и за то что она испортила нам все планы и зато что целовалась с моим другом.
- Мам, ложись спать – предложил я, уже собираясь тоже идти спать в свою комнату.

В знак согласия она кивнула головой и попыталась встать с дивана, но ноги её уже не слушались.
Она виновато улыбнулась мне и проговорила
- Я в туалет хочу, но не дойду.
Мне ни чего не оставалось делать, как сопроводить её до дверей, обхватив её сзади подмышки прижимаясь к её мягкой широкой заднице своим пахом и чувствуя свисающие мягкие груди под которыми были мои руки. Стоя уже под дверью прислушиваясь к шорохам раздававшиеся из туалета, я услышал мощную струю, а затем снова шорохи одежды и только потом слив из бочка. Мать буквально вывалилась из туалета распахнув дверь попадая в мои объятья, и я уже пятясь задом прижимая её спереди направился в комнату, при этом заметив, что на полу в туалете остались её колготы вместе с трусами. Я не могу сказать, что на меня больше подействовало, перегар смешанный с духами или же вид маминого нижнего белья или же её мягкое податливое тело и игривая улыбка на лице когда я случайно дотрагивался то тех мест на её теле, где бы никогда не дотронулся, а может быть, то что я застал Кирилла со своей матерью, которую он трахнул бы если бы я вовремя не вернулся домой. Однако я почувствовал в себе половое возбуждение растущее с приближением к дивану.
- Все ложись спать – подведя её к дивану и усадив на него произнес я слегка дрожащим голосом от возбуждения.
- Нет я не хочу спать – капризно постучала по дивану мать рукой и добавила - сядь, поговори со мной.

Я выключил свет везде, оставив только тусклый свет от елки, надеясь, что в темноте она быстрее заснет, и только потом присел к ней рядом. Мать придвинулась совсем ко мне вплотную, так что я уже почувствовал своими бедрами её мягкие ляжки и расплывшийся под её весом мягкий зад.
- Вот какие подруги бывают…. – начала снова мать свою "заунылую песню", в который раз за эту новогоднюю ночь, а я не желая её раздражать сидел молча, только изредка поддакивая и кивая в знак согласия ей головой.
Через четверть часа она своим заплетающимся языком называла меня другими именами, продолжая осуждать свою подругу для которой сделала так много, а на мои поддакивания она обнимала меня и целовала в щеку. В такие моменты разрез на юбке у неё распахивался все больше и больше обнажая её полные белые ляжки, а её мягкие сиськи прижимались ко мне. Мое возбуждение, стало проявляться набухающим под штанами членом, по которому мать в порывах благодарности иногда цепляла рукой. Вскоре она уже постоянно называла меня Толиком и уже постоянно её руки обвивали меня, а голова покоилась на моем плече и хотя глаза её были прикрыты, однако пьяный лепет продолжал осуждать её подругу. Почувствовав, как её тело немного расслабилось, я стал медленно клониться к дивану увлекая её за собой, я первым коснулся подушки, забравшись с ногами на диван, а затем уже и мать принимая удобное ей положение. Юбка её задралась и теперь в распахнувшийся разрез у основания сомкнутых ляжек я увидел припухший треугольник покрытый черными вьющимися волосками. По моему телу пробежала крупная дрожь, а мать прижалась ко мне еще сильнее.
- Да что у неё пизда лучше чем моя, пизда как пизда – лопотала мать, явно перепутав меня с каким-то Толиком – за то трахаюсь я лучше ее.

Наконец её рука покоившаяся на моей груди скользнула вниз и нащупала мой возбужденный член и стала его ласкать поглаживая через брюки. Мое сознание отключилось и я робко взял мать за ту сиську, которую я увидел, когда вернулся домой, и стал её нежно мять.
Оторвавшаяся рука от моего члена, чуть не вызвала у меня приступ стыдливости, а впоследствии и паники, я уже стал подыскивать слова для оправдания, но глаза матери были по-прежнему закрыты, а её дыхание немного участилось. Рука двигаясь вверх по её телу, походу стала расстегивать пуговицу на юбка и молнию, а затем пуговицы на блузке вытаскивая её из-под юбки. Мое состояние было словно я засыпал и видел эротический сон. Одним рывком, одной рукой я сорвал с себя штаны вместе с трусами, а дальше уже снял их при помощи ног, и прежде чем мать расстегнула застежку лифчика на грудь обнажив теперь уже обе мягкие немного расплывшиеся сиськи с темными сосками, мой напряженный член коснулся её мягкой ляжки.

Я рукой провел по волосатому лобку, а ноги матери стали расходиться в сторону, при этом дыхание её становилось прерывистым. Интуитивно я понял, что должен делать дальше поэтому без лишних движений занял место между широко разошедшихся ног матери, коснувшись каменным членом её горячей и влажной промежности покрытой волосяным покровом, уверенный в том что где-то там находится то к чему я так стремился. Дернувшаяся рука матери быстро обнаружила мой член в промежности, и прижимая его в горячей и скользкой щели направила в отверстие влагалища при этом приподымая навстречу члену свой зад. Член стал уходить вглубь заполняя её горячее влагалище, а мать руками обвила мое тело и повернула голову в мою сторону приоткрыв слегка рот. От приятных ощущений первого проникновения в тело женщины я присосался к её губам просовывая свой язык ей в рот. Мать тихо застонала подмахивая в такт моим качкам. Мое тело охватило приятная истома, из пульсирующего члена ударила струя молодой спермы, пытаясь оплодотворить матку матери. Я не прерывая своих качков, продолжал трахать мать чувствуя, как усиливаются её стоны, понимая, что это доставляет и ей удовольствие. Амплитуда помахиваний матери возросла, и наконец её тело все напряглось и замерло с её губ уже срывался громки сладострастный стон в такт подергиванию её влагалища на моем члене, следом за ней я снова испытал оргазм брызнув в неё уже не так много спермы. Только когда её тело начинало расслабляться она приоткрыла глаза и посмотрела мне в лицо. На её губах появилась смущенная улыбка, и прежде чем она снова закрыла глаза тихо сбившимся дыханием произнесла
- Ты великолепен, мне с тобой хорошо.

Она снова закрыла глаза, больше не произнеся ни слова, а через несколько минут расслабленное тело уже мерно посапывало. Я встал со спящей матери накрыл её пледом и пошел спать в свою комнату.